Янв 25

В читальном зале УК №1 (ауд.202), читальном зале УК №2, читальном зале УК №3, читальном зале УК №4 библиотеки организована выставка книг ко Дню студента

Хоть время массовых гуляний
Под Новый год, уже прошло,
Восьмое марта с первым маем
Ещё довольно далеко,
Но в праздничное межсезонье
Мы не впадём в тоску и лень.
Вот, просыпаемся сегодня –
Ба, на дворе Татьянин день.
Татьянин день – ну чем не праздник,
Причём, не только для Татьян.
Пусть он гуляньями не славен,
Пусть от него народ не пьян,
Пусть нет застолий и салютов,
Парадов нет, и шествий нет.
Зато гуляют институты,
А также, университет….

«В этом году выпили всё, кроме Москва-реки, и то благодаря тому, что замёрзла…»
А. П. Чехов о Татьянином дне.

  Есть в морозном январе день, окрашенный радостным, каким-то весенним настроением. Это 25 января — Татьянин день. День всех студентов. Вероятно, это единственный в истории случай, когда на один и тот же день претендуют и служители церкви, и студенчество, причем каждая сторона понимает праздник на свой манер. Из «Жития святых» мы узнаём, что дочь римского консула Татиана подверглась жестоким преследованиям за веру Христову: ей выкалывали глаза, резали бритвами, пытались сжечь, но каждый раз Бог наказывал её врагов, а Татиане посылал исцеление, даже львы, выпущенные из клетки, кротко лизали ей ноги. Потрясенные её стойкостью, палачи отказывались выполнять приказы, просили у Татианы прощение и становились на её сторону. Суд приговорил её к смерти. Позднее она была причислена к лику святых. Однако сведений о покровительстве святой Татианы тем, кто взвалил на свои плечи многотрудное дело получения знаний, нет ни в «Житиях святых», ни в других источниках. Почему же день поминания Татианы оказался связан со славным, беспокойным, веселым и далеко не безгрешным народом — студенчеством?

  Открываем «Историю Государства Российского» и находим ответ. 12(25) января 1755 г. был подписан императрицей Елизаветой Петровной Указ об открытии в Москве 1-го российского университета. Разработанный Ломоносовым проект взял под своё попечение генерал-адъютант И.И. Шувалов, человек образованный и культурный. Как свидетельствуют современники, «был скромен, даже боязлив. Постоянно отказывался от графского титула, но ревниво добивался славы мецената». День подписания Указа Шуваловым был выбран не случайно. Он хотел не только послужить Отечеству, но и сделать презент своей любимой матушке Татьяне Петровне в день её именин. «Дарю тебе университет» — произнёс ставшую позднее крылатой фразу И.И. Шувалов.

  В 1791 г. на Пасху была открыта церковь Татианы Мученицы. Убранства для неё прислала сама Екатерина. Прихожанами этой церкви в разные годы были Фонвизин, Грибоедов, Тургенев, Тимирязев, Пирогов, Ключевский, братья Аксаковы, Соловьёв и др. Затем последовал Указ Николая I, где он распорядился праздновать не день открытия университета, а подписание акта о его учреждении. Так, волей монарха, появился студенческий праздник — Татьянин день, а со временем народная молва приписала этой святой покровительство студентам. Тон этому празднику был задан ещё в 1755 г. Торжества тогда были проведены в петровских традициях, милых и Елизавете: торжественные речи, богослужения, а затем иллюминация, фейерверк, угощения, театральные представления. Шли годы. Студенты становились врачами, адвокатами, учителями, писателями. Но Татьянин день не забывался и не менялся. В этот традиционный день старики и молодёжь, знаменитые и неведомые — все были знакомыми, все были равными. Бытовая сторона праздника оставалась такой же, как и раньше.

  В одном из своих шуточных фельетонов А. П. Чехов в 1885 г. писал о Татьянином дне: «В этом году выпили всё, кроме Москва-реки, и то благодаря тому, что замёрзла… Пианино и рояли трещали, оркестры не умолкали, жарили «Gaudeamus», горла надрывались и хрипели… Было так весело, что один студент от избытка чувств выкупался в резервуаре, где плавают стерляди».

  В. А. Гиляровский вспоминал, что «толпы студентов до поздней ночи ходили по Москве с песнями, ездили, обнявшись втроём, вчетвером на одном извозчике и горланили, рифмуя «спьяна» и «Татьяна». Под утро швейцары «Стрёмны» и «Яра» подписывали мелом на спинах молодежи адрес, и их развозили по домам «уцелевшие» товарищи.

  Полиция имела указания свыше: в этот день не арестовывать «качающихся» студентов.

  Л. А. Толстой посчитал своим долгом опубликовать статью «Праздник посвящение 12 января». В ней он сравнивает ежегодное веселье «самых просвещенных людей» с любым престольным деревенским праздником на Руси, где религиозное событие есть лишь повод предаться пьянству и удариться в загул».

  Это был самый шумный день в городе. Действие разворачивалось на Никитской, Тверском бульваре, Трубной площади. Студенты группками и целыми толпами, пешком и на извозчиках, горланя песни, заполняли собой старый центр. Их опьяняло чувство свободы. Природа брала своё. Юноши месяцами отсиживали лекции, корпели над учебниками, повторяли снова и снова опыты, многие подрабатывали — но в этот день студенты позволяли себе раскрепоститься и пуститься во все тяжкие. Они нарочито громко пели — орали, утверждая свои права на этот день, демонстрируя свободу и самодостаточность. Классический студенческий гимн Gaudeamus igitur сменялся политически неблагонадёжной “Дубинушкой”. Полиция в этот день, совсем как в розовых мечтах утопистов, действовала по преимуществу “профилактически”, сглаживая остроту неизбежно вспыхивавших конфликтов. Арестовывать и даже задерживать студентов в их праздник не рекомендовалось.

  Одной из традиций Татьянина дня были кошачьи концерты под окнами “Московских ведомостей”. Нередко эти окна просто били. Студенты так осознавали свои права — ведь эта официозная газета некогда была первой и единственной городской газетой, которую редактировали профессора и печатала типография университета.

  В этот праздник отменялись все различия — возрастные и сословные, отменялись все чины и звания, уравнивались богатые и бедные — все они ощущали себя согражданами “учёной республики”. Маститые учёные и важные чиновники, преуспевающие присяжные поверенные и модные журналисты ощущали себя в этот день “старыми студентами”. Они вспоминали прекрасные дни своей молодости. Это был и их день тоже. Именно поэтому с лёгкостью и быстротой день основания одного университета стал общим студенческим праздником всей страны. Татьянин день праздновался повсюду. Он объединял профессоров, студентов нынешних и “бывших” по всей России.

  Студенты из богатых, “белоподкладочники”, пристойно отметив праздник с родными и переодевшись во что-нибудь попроще, присоединялись к своим товарищам. Их уже ожидали хозяева трактиров, пивных и ресторанов. Они не запирали двери своих заведений, но заранее тщательно готовились. Самым знаменитым и гостеприимным был ресторан “Эрмитаж”, где для такого случая роскошная мебель была предусмотрительно заменена простыми столами с лавками, дорогие зеркала убраны, а полы покрыты толстым слоем опилок. Так свободнее себя чувствовали гости и спокойнее — хозяева.

  Для студентов в этот день кухня готовила только холодные закуски. Подавалась водка, дешёвое вино и пиво. За стол усаживались все вперемешку — любимые профессора, популярные журналисты, студенты, адвокаты, земские деятели. Эта объединявшая их трапеза, общий стол имеет древний смысл! Где, в каком ещё случае могут собраться в подобной располагающей обстановке люди столь разного положения, но с одним, общим для всех, и потому особенно дорогим, чувством?

  Владимир Гиляровский, описывая Татьянин день, с полным правом говорит о популярности рифмы “пьяна — Татьяна”. Да, это был разгульный, порой до безобразия разгульный праздник. Стройная последовательность речей сменялась общим громким разговором, где-то пели, поднимали на столы особенно любимых ораторов, каких-то почтенных бородатых профессоров качали, одному от восторга разбили очки, другому порвали сюртук… Здесь распускались языки даже во времена самой злейшей реакции. Речи, которые здесь произносились, нигде больше нельзя было повторить, по крайней мере, ещё год.

  А вот как описывают этот день «Пермские губернские ведомости» в 1899 г. встречу выпускников «…По случаю годовщины Московского университета в Общественном собрании состоялся товарищеский ужин бывших воспитанников высших учебных заведений. Вспоминали юность, годы студенчества… Особенно восторженно был принят тост, провозглашенный в стихах А. Кавалеровым:
«Вошло у нас в обыкновенье
Чтить almas matris день рожденья
В кружке её родных сынов
Обычай сей уже не нов:
Из поколенья в поколенье
Он переходит от отцов…»

  Итак, благодаря любви к своей матушке всесильного фаворита Шувалова и указу императора Николая I, святая мученица Татиана превратилась в патронессу студентов, а день её поминовения — в бесшабашный разгул.

Янв 12

На абонементе научной и художественной литературы (ауд.177) организована выставка книг, приуроченная к 135-летнему юбилею американского писателя-новеллиста Джека Лондона

«Жизнь достигает своих вершин в те минуты, когда все ее силы устремляются на осуществление поставленных перед ней целей.»
Джек Лондон

Джек Лондон родился 12 января 1876 в Сан-Франциско. После рождения мальчику было дано имя Джон Чейни. Лондон — фамилия отчима, разорившегося фермера: когда Джону Чейни было около восьми месяцев, его мать вышла замуж и у будущего писателя появилось новое имя — Джон Гриффит Лондон. В 1893, поступив на службу матросом, Джон отправился в первое морское путешествие к берегам Японии. В 1894 принимал участие в походе безработных на Вашингтон, после чего месяц просидел в тюрьме за бродяжничество. В 1895 вступил в Социалистическую рабочую партию США, с 1900 (в некоторых источниках указан 1901) — член Социалистической партии США, из которой выбыл в 1914 ; причиной разрыва с партией в заявлении называлась потеря веры в ее «боевой дух». Самостоятельно подготовившись и успешно сдав вступительные экзамены, Джек Лондон поступил в Калифорнийский университет, но после 3-го семестра, из-за отсутствия средств на учебу, вынужден был уйти. Весной 1897 Джек Лондон поддался «золотой лихорадке» (Gold Rush) и уехал на Аляску.

В Сан-Франциско вернулся в 1898, испытав на себе все прелести северной зимы. Вместо золота судьба одарила Джека Лондона встречами с будущими героями его произведений.
Янв 05

С 05.01.2011 года в читальном зале УК №1 (ауд. 202) организована выставка книг «Ідзе Каляда, калядуючы», где представлена литература, связанная с народными приметами и поверьями белорусов, мифология которых, несомненно, привлекает своей самобытностью и многогранностью

Вот мы дождались прекрасной поры – зимних праздников – времени, когда можно забыть все ежедневные заботы и целиком отдаться приятным — праздничным. Еловый запах, маленькие и большие сюрпризы от Святого Михаила или Деда Мороза, домашние сладости, сочельник, улыбки родных, друзей и абсолютно незнакомых людей, рождественские песни, и, даже неожиданно выпавший к праздникам снег радует нас. Кажется – так было всегда, однако…Еще до начала XX века, основными зимними праздниками на Беларуси и не только, были Коляды и Рождество Христово. Потом, уже после некоторых исторических событий, Новый год стал цениться больше всего, возможно это и не плохо, однако, забывать и отказываться от своих традиций нельзя. Как увидеть правдивый сон? Как отвести злые чары? Как гадать на Коляды и Купалье? На все эти вопросы дает ответ народная фантазия.
Янв 04

Уважаемые слушатели ИПК и ПК! Читальный зал УК №1 (ауд. 202) библиотеки «МГУ им. А. А. Кулешова» приглашает Вас ознакомиться с выставкой литературы «Высшее образование сегодня». Основной целью данной выставки является оказание максимальной помощи в выборе обучающей и дополнительной литературы по специальностям ИПК и ПК университета

В современной государственной политике Беларуси образование рассматривается как особая движущая сила социально-экономического развития, как лидер на пути инновационного обновления. Наша страна, также как и наши соседи, вступила в эпоху, когда большая часть экономического богатства создается в высокотехнологичных и наукоемких отраслях. Это не только существенно меняет требования к подготовке кадров, их профессиональному и интеллектуальному потенциалу, но и создает предпосылки для более широкого использования возможностей соседних образовательных систем.

Янв 03

К 75-летнему юбилею Николая Рубцова На абонементе научной и художественной литературы (ауд.177) организована выставка книг, посвященных жизни и творчеству поэта

Я переписывать не стану
Из книги Тютчева и Фета,
Я даже слушать перестану
Того же Тютчева и Фета.
И я придумывать не стану
Себя особого, Рубцова,
За это верить перестану
В того же самого Рубцова,
Но я у Тютчева и Фета
Проверю искреннее слово,
Чтоб книгу Тютчева и Фета
Продолжить книгою Рубцова!…

Так писал о своей поэзии сам Николай Михайлович Рубцов — русский советский лирический поэт. Можно только поражаться тому дьявольскому невезению, которое сопровождало поэта по жизни. Будто магнитом он притягивал к себе неприятности и всегда оказывался в них крайним…Родился в селе Емецк Архангельской области, рано остался сиротой: детские годы прошли на Вологодчине в Никольском детдоме. Вологодская «малая родина» дала ему главную тему будущего творчества — «старинную русскую самобытность», стала центром его жизни, «землёй… священной», где он чувствовал себя «и живым, и смертным». Проходит армейскую службу на Северном флоте, затем живёт в Ленинграде — рабочим, в Москве — студентом Литературного института им. М. Горького, совершает поездку в Сибирь. В 1962 он поступил в Литературный институт и познакомился с В. Соколовым, С. Куняевым, В. Кожиновым и другими литераторами, чьё дружеское участие не раз помогало ему и в творчестве, и в делах по изданию своих стихов. Первая книга стихов «Лирика» вышла в 1965 Архангельске. Затем были изданы поэтические сборники «Звезда полей» (1967), «Душа хранит» (1969), «Сосен шум» (1970). Готовившиеся к печати «Зелёные цветы» появились после смерти поэта, который трагически погиб в ночь на 19 января 1971. После смерти Н. Рубцова были опубликованы его сборники: «Последний пароход»(1973), «Избранная лирика» (1974), «Стихотворения» (1977).